Харьков — типо российский город

Харьков

То, что Харьков – российский город, до хрипоты в горле на каждом углу вопит пропутинская вата. Но, Бог с ними, над убогими не стебемся. Самое интересное, что очень много адекватных харьковчан считают примерно также, с той лишь разницей, что не машут триколорами и не совершают уголовное преступление, предусмотренное статьей 111, «Державна зрада». Оно и понятно – годы рассказов, что Харьков – Первая столица Украины, Харьков – город воинской славы: все это, хоть и заставляло гордиться своим городом большинство харьковчан, но отнюдь не было даже близко к реальности. А раз не возникало вопросов, с какого перепугу Харьков стал первой столицей Украины, то вопросы трехсотлетней давности и подавно обходили внимание харьковчан.
Отже, пані та панове, Харьков – это типично украинский город. Если хотите – город козацкой славы. Пусть, конечно, не такой славы, как Чигирин или Винница. Но все же, гордиться есть чем. Об этой гордости позже. А сейчас про первые годы существования украинского козацкого города Харькова.
Дело было в 50-х годах XVII в. Шла национально-освободительная война украинского народа. Любая война порождает массы переселенцев. Эта война не стала исключением. Вот и потянулись на земли будущей Слобожанщины вереницы переселенцев с западных и центральных районов Украины. Для простоты и наглядности, будем все называть так, как оно называется сейчас, чтобы не путаться. Вообще, когда-то, это были земли Киевской Руси. Но после монголо-татарского нашествия запустели и были практически незаселенными. И реки были, и леса, и дичь, и рыба. Были еще шляхи, которыми татары приходили в Московию за ясыром. А вот жителей не было.
И вот именно на такие земли отправились украинцы в поисках мирной жизни. К слиянию рек Лопань и Харьков, к месту, откуда Харьков и начинался, большая группа переселенцев пришла в период где-то с 1651-1654гг. Стоит отметить, что переселенцы поселились недалеко от городища, на котором стояла древнерусская крепость Донец – один из восточных фортпостов Киевской Руси. Факт прихода сюда людей очень сильно оскорбил попов Белгородского монастыря, потому что они выезжали сюда на промысел – охота, рыбалка, все такое; и считали эти земли своими, если, конечно, в округе не было татар. Они и пожаловались белгородскому воеводе, который тотчас приказал чужакам убираться восвояси. Мол, дескать, неча вам тут шариться. На что получил весьма логичный от пришедших ответ, примерно означавший: «Отвали, не до тебя сейчас». Пришедшим первым харьковчанам действительно было не до скрипения зубов белгородских попов и воевод. Им предстояла большая работа по благоустройству и обживанию своего нового места жительства. Свое поселение они построили на манер Козацкой Сичи, «по-черкасскому звычаю».
Гарнизон укрепления составляли козаки, во главе которых был атаман, впоследствии полковник. Радиально высылались сторожевые разъезды, в общем, все как полагается. Зажили, вроде ничо так, устоились, обжились.
Из Москвы на это дело посмотрели, и подумали: «чет у них все хорошо, надо им воеводу прислать». И прислали. Приехал воевода в марте 1656 года и типа говорит: «Я вот теперь над вами буду главный, давайте срочно другую крепость строить». Харьковчане посмотрели на него и сказали: «Товарисч, ты что не видишь, посевная. Как управимся, покумекаем. А сейчас не займай нас». Крепость новая уже нужна была – поселение разросталось, укреплять надо было сильнее. Но строить крепость в посевную, при отсутствии каких-либо угроз извне – это все-таки глупость. Воевода взялся в Москву писать, мол, не слушаются меня, хнык, хнык – жаловался, типо. Москва тогда с харьковчанами интеллигентно разговаривала – от них 40 километров до границы Московии, татары раньше эти места быстро проходили, вот и была надежда, что они тут задерживаться будут. Поэтому не сильно ерепенились. И воеводу как могли успокаивали, но большего сделать не могли. Вот он в Москву кляузы и писал: пошлют его харьковчане по матери, он в Москву грамоту. А из Москвы ему: «ну не плачь, все будет хорошо».
Комфорту воеводам москальским в Харькове никогда не было. Прессовали их сильно. Оно и логично: есть у харьковчан свой отаман, полковник. А что за козявка сюда приехала и командовать пытается – то им неинтересно, есть дела поважнее.
Куда делся первый воевода (Селифонтов, кстати, его фамилия), — сие науке не ведомо. Но загоняли харьковчане и следующих воевод. Офросимов, наступник первого, был озадачен высокой царской миссией привести харьковчан к присяге царю, путем целования креста, и… был послан. Когда же в 1660 году царь приказал Офросимову поставить в Харькове таможенную избу и взымать налоги, то уже тогда был послан сам царь, очень вежливой челобитной, в которой между всеми галантами и политесами прослеживалось направление, куда был послан самодержец.
Прошло пять лет, и царь Алексей Михалыч решил, что давно его харьковчане никуда не посылали. И прислал он сюда грамоту, по которой все пивоварни и шинки облагались налогом. На этот раз не дождался царь даже посыла. Харьковчане просто-напросто включили такой мороз, что через четыре года царь прислал грамоту, что, мол, прощаю я вам все неуплаченные налоги, прастите за беспокойство, был не прав, вспылил и т.д.
Много можно говорить о попытках Московии насадить на Слобожанщине свою власть. Например, грамота 1683 года, запрещающая козакам занимать земли в этих краях, через три года отмененная, потому что на нее просто плевать хотели. Украинцы вернули сюда свои обычаи, свой язык. Исторически правда восторжествовала – ведь это были древние земли Киевской Руси.
Разобраться силой со слобожанами москали не могли – все-таки те стали буфером между московской границей и татарами. А политически им удалось свой нос просунуть только тогда, когда остальные части Украины пылали в огне Руины и от постоянных войн лезла в украинские земли всякая нечисть – все кому не лень. Но это уже другая история.

Вы можете оставить комментарий

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.


Дизайн: Lifestar