Харьковские козаки

Харьков2

Почему-то у нас, харьковчан, не принято гордиться козацким прошлым нашего города. Можем черти-чем гордиться, а вот реальные события из виду упускаем. Хотя гордиться есть чем. Харьковский козачий полк был достаточно выдающейся боевой и административной единицей.

Образовался полк вскоре после основания Харькова и был организован по тому же принципу, что и любой другой украинский полк. Это типа так: есть боевая единица – полк. Он формируется по милицейскому принципу (не путать с ментовским). Милиция – это добровольные военные территориальные формирования, предназначенные для охраны правопорядка, ведения боевых действий и так далее. То есть примерно как добровольческие батальоны Нацгвардии в наше время. Территории, выходцы из которых формируют полк, берут на себя обеспечение этого формирования как снарягой, так и провиантом, иногда даже принимают участие в инженерном обеспечении. Управляет всем полковая старшина; причем заведует как гражданскими, так и военными вопросами.

У истоков формирования Харьковского полка стояла поистине легендарная личность – знаменитый козацкий отаман Иван Сирко. Трижды (1660, 1664-1665 и 1667 годах) его выбирали харьковским полковником. Правда, кошевой был человеком деятельным, с активной гражданской позицией, и на месте ему не сиделось. Он постоянно участвовал в замесах, недостатка в которых в те времена не было, поэтому полковничество его прерывалось, а потом он и вовсе отошел от харьковских дел.

После того, как Сирко окончательно отошел от Харьковского полковничества, на его место был выбран некий Федор Репка. Руководил он полком недолго – оказалось, что он московский блюдолиз и сепар. После того, как Репка послал военный отряд против козаков гетмана Дорошенко, харьковчане поняли, что с таким каши не сваришь и люстрировали его насмерть. Причем, во главе люстраторов был один из первых харьковских отаманов — Иван Кривошлык, весьма грамотная и выдающаяся личность.

Следующие годы стали расцветом Харьковского полка. Во-первых, во главе полка в октябре 1668 года стал сотник Григорий Донец. Очень талантливый военный, и не менее талантливый хозяйственник и администратор – в общем, настоящий полковник. Он активно занялся укреплением населенных пунктов полка, проявил себя со всех сторон положительно. Даже царь ему грамоту прислал, мол, ух ты, какой ты милашка! Оно и понятно – именно в это время к слобожанам нужно было царю подлизываться. Запорожские козаки москалей, мягко говоря, не жаловали, и частенько, через свои земли, пропускали татар за ясыром на Московию. При Донце боевая мощь полка возросла и укрепилась. В 1679 и 1682 года харьковские козаки под его началом дали прикурить татарам, которые пытались разграбить Слобожанщину.

Во-вторых, развитию полка способствовало избрание в 1687 году Левобережным Гетманом Ивана Мазепы. Хоть Мазепа и был избран по протекции Москвы, он сделал все, чтобы Украина была независимым государством. Гетман внес огромнейший вклад в развитие культуры, экономики, промышленности и даже экологии!!! Гетманщины, Слобожанщины и Запорожья.

Полковник Донец очень тесно сотрудничал с Мазепой. В то время  уже прекратилась Руина и междоусобицы. Гетман проводил откровенно проукраинскую политику и не давал москалям на украинских землях заводить свои порядки и качать права. Именно в это время Левобережье и Слобожанщина синхронизировались в своем векторе развития. У Гетмана вообще был план объединения под гетманской булавой Слобожанщины, Левобережья, Правобережья и Запорожья. И, надо сказать, на протяжении 20 лет ему весьма успешно удавалось двигаться к намеченной цели.

В 1692 году против гетмана на Запорожской Сичи поднялось восстание. Возглавил его козацкий писарь Петрик. Он заключил союз с татарами и отправился на Левобережье и Слобожанщину воевать. Причины восстания были, в целом, правильные – Петрик взбунтовал казаков против того, что гетман сотрудничает с москалями. Цели благие, но вот сделано все было через жопу. Во-первых, восстуны не учли, что благодаря гетману, украинские земли имеют практически полную независимость, а во-вторых, бравые революционеры, придя с татарами типа освобождать Слобожанщину, допустили разлад в дисциплине, и татары умудрились насобирать здесь ясыру, проще говоря, наразбойничать. Случилась сия оказия в 1693 году. Это, мягко говоря, ввело харьковских козаков в недоумение, и они, под предводительством полковника Григория Донца наваляли татарам и отбили весь ясыр. Этим самым, Донец подсобил Мазепе, потому как после этой драки, восстание захлебнулось. Справедливости ради нужно сказать, что этот самый Петрик добился создания Ханской Украины под протекцией крымского хана – южные территории украинских земель, которые до этого контролировались татарами и особого административного устройства не имели. То есть мужиком он был, в целом, неплохим. Просто перемкнуло.

Но вернемся к харьковчанам. Дальнейшее развитие полка напрямую зависело от Мазепы и проводимой им политики. Пока Мазепа с москалями дружил, то и все дружили. В 1687 году полк, находясь в прямом подчинении гетьманской администрации, с рядом других украинских соединений участвует в походе российской армии на Крым, который окончился ничем из-за бездарного руководства князя Голицина. В 1694 харьковчане должны были влиться в армию Шереметьева, который ходил под Азов. Этот поход лег на плечи уже другого полковника – Федора Донца, сына Григория Донца. Но заметен Федор Донец в нашей истории тем, что в 1706 году добился изгнания из полка всех московских служак – воевод и приказных людей, которые кроме как разводить коррупцию и злоупотреблять служебным положением, ничем больше не занимались.

Несладко московским чинушам приходилось и при следующем полковнике – Федоре Шидловском. Пока гетманом был Мазепа, сохранялся прежний уклад, и москали чувствовали себя здесь на птичьих правах. Но после того, как гетман показал зубы царю и перешел на сторону шведского короля, Петр оскотинился и начал закручивать гайки в украинских землях. От тут-то и была радость для всех московских посипак. А украинцы – не тот народ, чтоб беззакония терпеть. В общем, полковник Шидловский, стал поперек горла самому Меньшикову. Люди того попытались отжимать на территории Харьковского полка у купцов их добро, а полковник им недвусмысленно указал направление, в котором им следует идти. Шидловский за это поплатился полковничеством и был арестован.

К сожалению, пришли те времена, когда Москва уже не заискивала перед козаками. Такого политика, вроде Мазепы, который мог бы в узде держать москальскую бесноватость, больше не было. Поэтому становилось все хуже. В 1719 году харьковские козаки были посланы на строительство Ладожского канала, в 1725 году их регулярно стали посылать на службу в Дагестан, в 1736 году харьковские козаки (а также ряд других козацких соединений), из-за дебильного московского командования, понесли большие потери в Крыму в битве при Черной долине. Удивительного во всем этом, к сожалению, ничего нет. Московские правители всегда к своим воинам относились как к мясу. И вот, сейчас, впервые с 1654 года, они получили возможность обращаться с козаками точно так же, как и со своими. По сути, это был закат Харьковского полка. Он происходил одновременно с закатом Гетманщины.

В 1765 году слободские козацкие полки были упразднены, и на и базе были сформированы регулярные гусарские полки.

Пусть козацкой славе Харькова чуть более ста лет, все же тут есть чем гордиться! От такі справи. Далі буде…

Вы можете оставить комментарий

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.


Дизайн: Lifestar